Яды и противоядия

От амулетов до первых противоядий
Химические противоядия
Биохимические противоядия
Физиологический антагонизм
Симптоматические средства
Профилактика — лучшее противоядие!

Предания и суеверия, основанные на непонимании химических основ действия ядовитых веществ, иногда на целые века отбрасывали назад прогрессивные идеи медицины, заложенные еще в древности. Были времена, когда люди всерьез считали, что яд действует благодаря наличию у него «острого жала» (к этому побуждали наблюдения за укусами змей, жаб, насекомых, а также за повреждающим действием измельченного стекла и различных минералов). Иные ученые, не видя других причин, придерживались подобной примитивной точки зрения. Так, крупный химик XVII в. Николай Лемери на попытки объяснить вредящее действие ядовитых веществ иными причинами горячо возражал: «...Я не верю тем, кто пытается меня убедить, что кислота не имеет острия... достаточно ее попробовать, чтобы почувствовать это, так как она вызывает покалывание в языке». Но это толкование, хотя и кажется нам наивным, все же исходило из каких-то материалистических представлений. В противовес попыткам осмыслить яд как нечто материальное из века в век распространялись всевозможные измышления о духовной природе ядов. Отсюда суеверное стремление отвести их действие заговором, или молитвой. В качестве «универсальных противоядий» в средние века применялись всевозможные талисманы и амулеты. Одним из таких амулетов считался рог единорога, который всерьез считали «индикатором» отравы в пище. Один римский врач в XVI в. писал, что в Италии был заведен обычай перед обедом класть на стол рог единорога и рожки рогатой гадюки. Верили, что если в присутствии этих амулетов появится отравленная пища, то человек начнет... потеть. В качества амулета применяли также агат и другие драгоценные камни. «Универсальным противоядием» эпохи Возрождения был желчный камень безоар. Вначале ему тоже прочили славу амулета, а затем стали применять в виде порошка как для приема внутрь,так и в качестве присыпки. В 1623 г. Кателан писал о безоаре, что яд притягивается к этому камню, как гелиотроп вращается за солнцем. Увлечение безоаром было столь велико, что он «породил» целую группу противоядий XVI — XVII вв., получивших название «безоардика». Наиболее правильные представления о действии противоядий складывались путем практической проверки простого и верного принципа: ядовитое вещество не следует допускать в организм, а если он все же проник, то его следует немедленно изгнать. В связи с этим рвотные, потогонные, слабительные и мочегонные средства искони применялись в качестве противоядий. Не утратили они своего значения и сегодня.