Яды и противоядия

Яды растительною происхождения
Анчар — древо яда
Атропа перерезает нить жизни
Снотворный мак
Кураре
Кубок Сократа
«Голубой лютик»
«Подарок» Жака Никота
От «судилищных» бобов до современных ОВ
Опасное сходство
Антонов огонь
Микробы-отравители
Ядовитые животные
Ядовитые змеи
Ядовитые амфибии
Ядовитые рыбы
Эволюция и яды

В XVI в, французскому посланнику в Лиссабоне Жану Никоту, большому любителю и собирателю ядовитых растений, прислали из Америки неизвестные семена. Это был табак. С той поры в Европе началось культивирование, нюхание и курение табака. В XVII столетии это настолько распространилось, что в некоторых странах само растение было «поставлено вне закона». Так, царь Михаил Федорович не разрешал солдатам курение табака под страхом ссылки в Сибирь; папа Урбан VIII запрещал духовным лицам и мирянам жевать и курить табак во время богослужения, дабы «оные плевками не пачкали церковную утварь и не отравляли воздух табачным дымом». Как широко распространено курение — общеизвестно. Трудно лишь понять, какие соображения заставляют людей упиваться «даром Жана Никота», хронически отравлять свой организм никотином? Более всего это увлечение подходит под рубрику дурных привычек. Не мешает напомнить, что действующее начало табачных листьев принадлежит к весьма сильным ядам. Несколько сотых грамма (около 1 капли) чистого никотина вызывает у непривычного человека тяжелое отравление. (Описан случай, когда один крепкий субъект выкурил в течение 12 часов 40 сигарет и 14 сигар и погиб при явлениях отравления «никотином). В свое время два врача—Дворжак и Хейнрих, работавшие у венского фармаколога Шроффа, произвели на себе научный эксперимент, приняв по 4,5 мг чистого никотина. У обоих развилось тяжелое отравление. Среди многообразия симптомов наиболее серьезными были появившиеся к началу второго часа судороги. Они охватили и дыхательные мышцы, дыхание стало затрудненным: каждый выдох складывался из ряда коротких судорожных толчков. Испытуемые и на другой день чувствовали себя плохо. Оба врача после опыта приобрели отвращение не только к курению, но даже к запаху табака.