Яды и противоядия

Яды растительною происхождения
Анчар — древо яда
Атропа перерезает нить жизни
Снотворный мак
Кураре
Кубок Сократа
«Голубой лютик»
«Подарок» Жака Никота
От «судилищных» бобов до современных ОВ
Опасное сходство
Антонов огонь
Микробы-отравители
Ядовитые животные
Ядовитые змеи
Ядовитые амфибии
Ядовитые рыбы
Эволюция и яды

Действие конийна — алкалоида, содержащегося в ядовитом растении болиголов или омег пятнистый (латинское название — кониум), напоминает действие кураре. Кроме того, он обладает наркотическим эффектом; есть у него и токсические проявления, свойственные никотину. Болиголов похож на садовую петрушку, хрен, пастернак (рис. 2). Распространен во всей европейской части СССР, на Кавказе, в Средней Азии. Отравление может произойти при случайном употреблении корней растения вместо хрена.

Болиголов


Пятнистый болиголов вошел в историю как ядовитое растение, из которого добыли яд для отравления великого древнегреческого философа Сократа. (По другим данным Сократ погиб от омега болотного или веха ядовитого, содержащего цикутотоксин.) Весьма правдоподобно описывает смерть Сократа его ученик Платон: «Когда Сократ увидел тюремного служителя, то спросил его: ну, милый друг, что я должен делать с этим кубком? Тот отвечал: ты должен только испить его, затем ходить взад и вперед до тех пор, пока у тебя отяжелеют бедра, а потом лечь, и тогда яд будет продолжать свое действие... Сократ очень бодро и без злобы опорожнил кубок... Он ходил взад и вперед, а когда заметил, что бедра отяжелели, то лег прямо на спину, как велел ему тюремный служитель».
Прошли столетия, прежде чем в XIX веке ученые занялись «сократовым кубком». После опытов на животных потребовалось проверить его действие на человеке. Но как это сделать? Помочь науке вызвались три венских студента-медика, каждый из которых принял ядовитое вещество болиголова (кониин) в количестве от 0,003 до 0,08 г. Они составили подробное описание действия конийна, намного точнее, чем это сделал Платон. В частности, у студентов фигурируют такие симптомы отравления, как сонливость, депрессия (как при похмелье), ухудшение зрения и слуха, слюнотечение, притупление чувства осязания (кожа стала как бы «пушистой» и по ней «бегали мурашки»). Из-за наступившей слабости молодые люди еле-еле могли держать голову прямо. С большим трудом они двигали руками, походка стала шаткой и неуверенной, и даже на следующий день ноги у них дрожали при ходьбе... Стало очевидно, что кониин обладает многогранным действием: он вызывает мышечный паралич и сонливость, то есть как бы сочетает в себе эффекты кураре и наркотического средства, дополняя их своеобразными нарушениями чувствительности. Этот «аутоэксперимент» явился лишь слабым подобием отравления Сократа. Можно представить себе, как мучительна была его смерть: ведь кубок свой он выпил до дна...